Океан

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: проснулся рядом с любимым человеком. проснулся еще раз. (список заголовков)
23:19 

— Боитесь? Она кивнула. — Меня? — Нет. — Города за окном? — Да. Равик закрыл окно.
Громкий хлопок выстрела.
Шаг. Еще шаг.
Сердце билось как бешенное, разгоняя кровь и отдаваясь пульсом в барабанную перепонку.
Он все еще улыбается. Его принц. Его сегун.
Тонкие пальцы рванули лезвие на себя, в опрометчивых поисках невидимого стрелка.
Надрез. Еще надрез.
Глубже. Шире.
Ему бы это не понравилось, но... Уже все равно.
Парадное кимоно его хозяина на полу. Перед ним. Какая ирония. Когда-то он малолетним уже испачкал его кровью.
Свидетели - лишь мертвая пара глаз. Он предусмотрительно их не прикрыл.
За это он попадет в ад.
У него только одна попытка.
Стальное лезвие танто обжигает не хуже пламени.
Чуть выше. Левее. И вбок по горизонтали.
Алой лентой освобождается из живота кишечник и кимоно утопает в красных переливах закатной крови.
Сладких снов, самурай.
Лишь пустая пара глаз смотрит с укором. И улыбается.

Пишу так же как 5 лет назад.

@темы: Проснулся рядом с любимым человеком. Проснулся еще раз., У меня просто нет времени жить на полную катушку, я слишком занят ничем.

22:08 

— Боитесь? Она кивнула. — Меня? — Нет. — Города за окном? — Да. Равик закрыл окно.
В очередной раз сыграв Аккорды холода и добив несчастного смотрителя, юноша позволил себе оглядеться, впервые за долгое время его занятости расчисткой пути. В пещере было подозрительно тихо и пусто, если считать причитания той маленькой искательницы приключений у входа чем-то фоновым. Над трупами мерно сгущался синий эфир, и Кайто, обыскав очередной труп противника, двинулся по направлению к последнему, фиолетовому генератору. Взмах смычком и ворота, под радостные вопли Рани, разрушены, лишившись энергии. От переполнявших артиста эмоций, он даже затанцевал. Точнее, система заставляла его танцевать. Лишь мир раздражался громкими восклицаниями на весь виноградник:
- Да, да, детка, да! У кого стальные яйца? У меня стальные яйца! Oh, yeah.
Остановится парня заставило лишь тихое хлопание крыльев за спиной и нежное касание чьей-то теплой руки к щеке. Мягкий шелест из уст мужчины разлился на всю пещеру, щекоча кожу адресата дыханием.
- Зачем тебе яйца, укеша?
Все та же рука скользнула вниз, невесомо проходя по тонкой ткани одежд, к поясу. Юноша лишь нервно сглотнул и по-крепче перехватил смычок, готовясь отразить напор в любой подходящий момент, но голос продолжал.
- И моих хватит. За нас двоих.
Острые когти одним движением вспороли материю на брюках барда, а цепкие пальцы обвились вокруг основания полового органа, вырывая из уст парня сдавленное мычание. Несмотря на то, что его переполняла энергия, а арфа уже вибрировала от третьей ступени Мелодии (бла-бла хД), Кайто все так же не решался начать атаку. Слишком многого можно было ожидать от его собеседника.
- Пусти. - угрожающе прошипел он сквозь зубы, сжимая инструмент до побелевших костяшек, на что оппонент лишь довольно хмыкнул, по-хозяйски укладывая вторую ладонь на бедро артиста.
- Нет.
Шершавый язык прошелся по краю уха, прикусывая его заостренный край, пока стальной коготь медленно поднимался к головке члена, цепляя и опуская крайнюю плоть.
Юноша наугад полоснул арфой воздух позади себя, следом выронив ее от внезапных чужих прикосновений. Единственное чего коснулась его рука в тот момент - крылья, все так же шуршащие мерным тактом за незнакомой спиной, словно нагоняя лишнее напряжение царящей атмосфере.
Чужие губы коснулись мочки, обвивая ее языком, вбирая и посасывая, а пальцы плавно заскользили вверх по стволу, сталью указательного касаясь оголенной головки. Лед посреди тепла вызвал непонятные ощущения, что член юноши стал постепенно наливаться кровью, приподнимаясь, а острые клыки незнакомца осторожно прошлись по артерии на шее, щекоча бледную кожу.
- Хватит.
Дыхание участилось, а сердце забилось чаще. От страха или ярости, Кайто и сам не смог бы себе объяснить, только лишь в груди зашевелилось что-то тягуче сладкое, заставляя поежится.
Кажется, система не была запрограммирована на подобные изыски. Незнакомец лишь фыркнул, приземляясь и распарывая оставшийся шов на брюках музыканта. Кусочки тряпья, ранее именуемые одеждой спали на землю, моментально уничтожаясь игрой, а чужая рука уже медленным ритмом совершала идентичные движения вверх-вниз, под обрывистые выдохи несчастного.
Очень опрометчиво было полагать, что занесенный в порыве безысходности смычок может как-то помочь. Особенно, если этот смычок перехватывают чьи-то ловкие пальцы и заставляют облизать, поднеся ко рту.
Закругленный конец остожно касается сжатого колечка мышц, неглубоко проникая внутрь, заставляя моментально сьежится. Грудь незнакомца упирается в лопатки, наклоняя под углом и на плечи артиста падают длинные фиалковые локоны, приятно касаясь шеи. Юноша лишь вскрикнул, прикусив губу, когда его собственный смычок вошел глубже, раздражая стенки кишечника.
Несколько сантиметов отступления и снова резкий толчок, вызывая вспышку боли и новый вскрик. Вперед. Назад. Вперед. Бард лишь смиренно приоткрыл рот, облегчая дыхание, и в уголке рта тут же заблестела тонкая ниточка слюны, устремляясь вниз по подбородку. Эта пытка не кончится никогда, а он всего лишь разрушил портал в Бездну.
Частица инструмента изменила положение крутящим движением чужой руки и надавила на простату, вызывая отклик в уставшем теле Кайто. Несколько сходных фрикций и парень сдался, растекаясь горячей жидкостью по сжатой на головке стали.
Ослабленное тело рухнуло на пол, только лишь незнакомые руки исчезли с его тела, и артист непроизвольно закашлялся, пытаясь привстать на локте и вытащить из себя смычок. Он озлобленно обернулся, лишь краем глаза заметив растворяющуюся высокую фигуру мага, с неестественно широкой ухмылкой на губах.
Сервер будет отключен через 57
56
55
54 сек. Выйдите из игры.
Кайто в отчаянии бросил вынутый смычок в место, где только что стоял асмодеанин, а горло жгло от рвущихся наружу проклятий.
Я всего лишь оправдывал титул даэва.

@темы: Проснулся рядом с любимым человеком. Проснулся еще раз.

03:59 

— Боитесь? Она кивнула. — Меня? — Нет. — Города за окном? — Да. Равик закрыл окно.
Сердце танцует вальс.
Разум присел в реверансе.
Наш с тобой декаданс,
Сыгранный в диссонансе.

@темы: Проснулся рядом с любимым человеком. Проснулся еще раз.

01:27 

— Боитесь? Она кивнула. — Меня? — Нет. — Города за окном? — Да. Равик закрыл окно.
Жесткий переплет рукояти входит в податливое мягкое тело. Вот она - частичка души и тепла человека, впитывающаяся не самым обычным способом. Мышцы с непривычки туго обхватывают предмет, затрудняя дальнейшие манипуляции.
Его любимый меч, Его гордость самурая и честь. Вся эта ноша, возложенная на тонкое лезвие, сейчас в руках молодого разгоряченного юноши, трепетно поглаживающего ножны, ловким движением цепляя и утаскивая их прочь от острия, вслед за ухоженными пальцами.
Сколько клятв и молитв, помнит эта сталь, не утратившая за годы существования ни толики блеска. С изящностью и умением опытного хирурга она аккуратно разрезает тонкую кожу, нежные стенки кишечника, продвигаясь глубже и настойчивей. Парень лишь царапает ногтями пол, собственноручно продолжая движение меча внутрь собственного тела.
Он рос с сестрой. Ему не часто доводилось чувствовать боль, под покровом заботы и любви. Не доводилось. Поманили "красные фонари".
Дикие, нечеловеческие вопли, мерзкое хлюпание каши из внутренностей. Клиент прокладывал себе путь по трупам конкурентов на детское тело. Алый же так гармонирует с синим, верно?
Неприкасаемый. Словно статуэтку, его выводили в холл, к моральным мертвецам и убийцам, мастурбирующим на обнаженное продрогшее существо. Тонкие пальцы проворно сновали по ярким соскам, пятнами выделяющимся на мраморной коже, ныряли ниже, передразнивая. Его так учили. Он обязан.
Лезвие тупой стороной задевает простату и по телу проносится волна дрожи, заставляющая сильнее вцепиться ногтями в доски, стирая кончики пальцев в кровь. Сажая занозы.
Только один самурай бросил вызов запрету. Только один выхватил подростка и кинул одежду. Только он дал ему шанс выжить. И толпа не простила.
Даже в другой комнате отчетливо слышны хруст костей, треск одежды, грохот падающего тела. Его сожгли, окатив спиртом, как дворового пса: огонь медленно поглощал аметистовые пряди, лаская языками широкие плечи, упругий торс, нежно касаясь озорными язычками тонких губ и жадно заглатывая их. Мужчина все еще смотрел на укрытие парня. И синеглазый поймал себя на том, что завидует пламени.
Кровь плотной струей стекала по ногам, образуя лужицу на полу. В пульсирующем куске мяса с трудом различимы отдельные фаланги, подбородок блестит от слюны. Меч прокладывает свой путь, разрезая мешающие органы на части, в теряющем сознание мальчишке.
Ему не часто доводилось чувствовать боль.
Но ничего нет дороже этого...
"Я прав?"

@темы: Проснулся рядом с любимым человеком. Проснулся еще раз.

01:17 

— Боитесь? Она кивнула. — Меня? — Нет. — Города за окном? — Да. Равик закрыл окно.
Пожалуйста, только не плачь.
Я нырну в подземные воды,
Не смотря на младые годы
И на то, что глаз мой не зряч.
Пожалуйста, только не плачь.
Я достану жемчужин горы,
Ты не слушай людские ссоры -
Мерзкий плод их мирских неудач.
Пожалуйста, только не плачь.
Твои веки прикрыты дремой,
Я присыплю тело соломой,
Только слезы свои ты спрячь.
Нрав у пламени очень горяч:
В исступленьи лизнувши стан,
Развалился словно султан.
Ныне ночью он местный богач.
Я сегодня твой личный палач.
Не зови, не услышат боги,
Это наши с тобой эпилоги.
Пожалуйста, больше не плачь.

@темы: Проснулся рядом с любимым человеком. Проснулся еще раз.

02:01 

Что я нашел хдд

— Боитесь? Она кивнула. — Меня? — Нет. — Города за окном? — Да. Равик закрыл окно.
Ах, март, достать чернил и плакать!
Писать о Роде и навзрыд!
Пока литература мякоть
Твою безбожно иссушит!
Достать тетрадку за 6 гривен,
Чрез 6 частей, чрез эпилог,
Писать о месте том, где ливень,
Скрывает слезы за залог.
Где, как мясистая баклуша,
С размаху маленький топор
Убил старушку и обрушил
На Родиона приговор~
Его теория тупеет,
И вечер зевом весь забит.
Но чем бредовей, тем быстрее
Слагается эссе навзрыд!

@темы: Что это? Я падаю? У меня ноги подкашиваются..., Проснулся рядом с любимым человеком. Проснулся еще раз.

03:12 

— Боитесь? Она кивнула. — Меня? — Нет. — Города за окном? — Да. Равик закрыл окно.
- Ты меня не любишь.
Пальцы невесомо гладили мягкую кожу щеки.
В конце концов он всего лишь спит.
"Не любишь" - эхом отдавалось в ушах, отражаясь от барабанных перепонок.
- А если не тебя, то кого?
Рука плавным движением скользнула вниз, к белью, мерно поглаживая возбужденный прикосновениями орган.
Такой же, как и десятки других до него.
"Не любишь".
Если не это любовь, то чей же голос обладает столь редким смехом, извечно звучащем в воспаленном разуме?
"Не..."
Горящие губы опалили дыханием ухо, шальным языком оставляя мокрый след.
- Нет, не люблю.

@темы: Проснулся рядом с любимым человеком. Проснулся еще раз.

17:44 

В соавторстве с Козартом. Небечено, невычитано, тупо не терять хД

— Боитесь? Она кивнула. — Меня? — Нет. — Города за окном? — Да. Равик закрыл окно.
- Фу, Евгений, да Вы неблагодарно пьяны! - укоризненно заметил Онегин стоящему напротив него темноволосому молодому мужчине, чей палец поминутно гладил курок, в нетерпении. - Неужто на трезвую голову струсили? Али нежданно раскаяние накрыло?
На губах говорившего вновь заиграла столь частая гостья - усмешка, а дуло револьвера уставилось Базарову в лоб, целясь на поражение. В те минуты, когда Онегин успел настичь врага в лесу, казалось, что развязка наступит незамедлительно, однако ж, все те несчастные мгновения напряженного молчания, повисшего меж оппонентами, тянулись мучительно долго. Базаров медлил с ответом.
- Что же В...
- Знаете, так даже веселей. - Базаров рассеяно глядел снизу вверх в огненные глаза Онегина, прерывая, наконец, свое молчание. - Проспиртованным я не сгнию так же скоропостижно, как несчастный Дмитрий. Иначе в виде зомби я буду смотреться весьма неэстетично, не находите? - длинные тонкие пальцы крепче вцепились в оружие, до побелевших костяшек, что и на без того аристократично бледной коже смотрелись пугающе, а брюнет сделал резкий выпад в сторону противника, встав вплотную к Евгению, так что дуло пистолета уперлось в мягкую плоть груди. Он с вызовом облизнул пересохшие губы, перенося точку опоры на револьвер и давя всем своим весом на недавно провозглашенного борца с нечистью.
Отведя взгляд, Онегин поморщился, однако лишь на мгновение, что и вовсе этот его жест можно было принять за мираж.
- Где Ваше достоинство? Встретьте смерть с честью, как подобает мужчине! - пламенно рыжий был навзводе и немало выбит из колеи выходкой доктора. Его логика не укладывалась в голове и нельзя было сказать наперед, как он дальше поступит.
- У меня к Вам деловое предложение... - начал издалека мужчина, едва прикасаясь к уху помещика. - Евгений, ты же парень не дурак, одумайся, ведь идеальное будущее вполне осуществимо! - кожу Онегина опалило хмельным дыханием Базарова, на что тот нервно сглотнул.
- Вы убийца! Прощайтесь с жизнью!
Базаров тихо и как-то огорченно вздохнул.
- Идиот…
Неестественную тишину долины огласил громкий выстрел, заставив птиц загоготать и разлететься кто куда.
Стиснув зубы, брюнет вцепился во фрак собеседника, удержавшись на ногах после выстрела. Всего лишь на несколько секунд, всего лишь мгновения силы, чтобы хватило…
- Ты… - начал Онегин, ошарашенного смотря на едва живого Базарова, что с мукой в глазах сейчас смотрел на него. Скорее, от удивления он даже не пытался стряхнуть своего врага.
- Х-ха… Ты, - мужчина задыхался, едва держась на ватных ногах. – Мой.
Собрав все свои силы, он впился в губы Онегина, приводя того в еще большее удивление. Рыжеволосый распахнул глаза, чувствуя почему-то скорее обжигающую неприятную пьянь (не знаю, как точнее сказать), заставляя тихо застонать и приоткрыть губы, стараясь отстраниться от доктора.
Но это не понадобилось. Базаров без сил рухнул на землю, отпуская Евгения и судорожно вздохнув, закрывая глаза.
- Евгений, - позвал еще не отошедший от случившегося мужчину Онегин.
А тот и не смог ответить. Как и дышать.
Рыжеволосый коснулся пальцами своих губ, чувствуя, как жжется кожа от неавних прикосновений чужих губ. Ядовитых прикосновений, жгучей, бездушной.
И оба мужчины наверняка поднимутся через несколько суток, чтобы идти куда-то, по чьим-то приказам, плечом к плечу. Не понимая, что жизнь для них закончилась.

@темы: Проснулся рядом с любимым человеком. Проснулся еще раз.

15:57 

— Боитесь? Она кивнула. — Меня? — Нет. — Города за окном? — Да. Равик закрыл окно.
Вот так вот просто идти по улице. Просто слушать непонятную живую речь, просто подставлять лицо ветру. Как дома. Отличий столько же, сколько и сходств. Ледяной ветер жестче, слова желчней, объятья теплей. И в самый знойный день вода с небес ледяная, крупными слезинками стекающая по волосам и с растянувшейся от влаги футболки. Под ногами забавно хлюпает водой с разгоряченного асфальта, а под сложенными на груди уставшими руками счастливо бьется сердце.
Мой друг, ты ошибся сказкой.
Даже самые маленькие города ночью не спят. Вокруг миллиарды огней, вывесок, лиц. Капли с кондиционеров смачно причмокивают в такт зазывным кличам торговцев. В каждой самой теcной и темной из улочек пахнет тушеным мясом и фруктами. Из окон доносится смех и первый детский лепет. Лишь на асфальте мелками рисуют не дети, уступив свою империю отслужившим взрослым. Менестрели, сочиняющие оду за жалкую серебряную монету. Сиротливо позвякивает мисочка задетая кроссовком.
Растрепанная кисточка в миллиметре от акварели.

Китай, Иу

@темы: Проснулся рядом с любимым человеком. Проснулся еще раз.

00:26 

— Боитесь? Она кивнула. — Меня? — Нет. — Города за окном? — Да. Равик закрыл окно.
Ранее утро. Восход.
Робкое солнце мерно шагает по небосклону, согревая озябшую за ночь землю.
Балкон. Плед. Столик. Кресло. Кофе.
Поджавши колени и укутавшись в плед. Крепко-крепко держа в ледяных ладонях горячую кружку, тщетно пытаясь согреться. Витиеватый пар, рисующий только ему ведомые послания. Тонкий аромат, незатейливо дергающий тонкие, полупрозрачные ниточки памяти.
Ухмылка. Брызги. Ругань.
А вот и резвая девчонка скачет по канатам, задорно отдавая приказы метким канонирам. А на борту взятого на прицел брига скалил зубы, в ядовитой улыбке, хорошенький блондин, чертыхаясь сквозь зубы.
Луг. Небо. Трава.
На голову водружает венок из полевых цветов счастливый мальчонка. С поразительными, ярко-голубыми глазами. Словно в них отражается это чистое небо, что над головой. Звонкий, искренний смех и ласковая ладонь матери на золотистой шевелюре.
Ночь. Звезды. Склон.
Губы судорожно ищут уста партнера, а под блузкой блуждает обжигающе горячая рука блондина. От земли веет сыростью и прохладой, одежда влажная росы на мягкой молодой траве. Под юбкой уже явно больше постороннего, чем следовало бы, а немые звезды слепо взирают на развернувшееся действо с чудовищной высоты.
Гостиная. Тихий свет лампы. Скрипка.
Незатейливая мелодия покорно разливается по дому, осторожно поглаживая окна, словно передавая привет вечеру, по ту сторону стекла. А за спиной, будто бы стоит прошлое, усмехаясь, по-дружески гладя по волосам и лаская шею своим дыханием. Старый добрый знакомый. Выцветший запах книг и тонкая нотка выветривающегося виски.
Звонок. Порог. Розы.
"Tous pour votre sourire, ma chere Elisabeth."

@темы: Проснулся рядом с любимым человеком. Проснулся еще раз.

23:32 

— Боитесь? Она кивнула. — Меня? — Нет. — Города за окном? — Да. Равик закрыл окно.
А вы знаете, как целуют книжки?
Невесомо, едва касаясь пересохших от волнения губ. Ласково, шурша на ушко пожелтевшими от времени страницами. Осторожно, поглаживая шершавой обложкой бледную щеку. Щекочут ноздри терпким ароматом.
Пятна чая, загнутые уголки, крошки, оставшиеся от когда-то заложенного, для засушки, клевера, заметки на полях, отметины от излишков типографской краски.
Вы знаете, как целуют книжки?

___

А вообще, я очень-очень устал. Все эти экзамены, выпускные, репетиции, выбор школы. Выматывает это. Хочу просто сидеть, укутавшись пледом, сжимать в руках большую кружку с кофе и смотреть фильмы. Вот оно - мое ностальгическое идеальное лето~

@темы: Проснулся рядом с любимым человеком. Проснулся еще раз., У меня просто нет времени жить на полную катушку, я слишком занят ничем.

19:07 

— Боитесь? Она кивнула. — Меня? — Нет. — Города за окном? — Да. Равик закрыл окно.
Этот стремительно светлеющий кусочек материи в окне... Хм. Небо, кажется, так его называют?
Такое холодное и неприветливое. Обволакивает сыростью и заманивает в сети, не давая оторвать глаз. Стоишь, как придурок, задрав голову, стоишь и смотришь. Выжидаешь. Чего? Хер его знает.
Просто наблюдаешь за обжигающим диском, столь скоро занимающим свое исконное место, в этой вязкой синей субстанции, просто вглядываешься в кровавые сгустки газа. Просто так. Глупо. Наивно. Но интересно, черт возьми! Считаешь секунды до автоматического отключения освещения на лестничных клетках высоток напротив, ищешь глазами не растворившиеся в сией лазурной кислоте звезды.
Хм. Кажется, люди это зовут "небо", да?

@темы: Проснулся рядом с любимым человеком. Проснулся еще раз.

12:19 

— Боитесь? Она кивнула. — Меня? — Нет. — Города за окном? — Да. Равик закрыл окно.
Раз - два - три. Шаг ровный, в такт музыке. Скрипка протяжно завывает, струны дрожат от напряжения.
А юноша улыбается, по-удобней перехватывая за талию. Дыхание сбивается, к щекам предательски приливает кровь, а рука выскальзывает из чужой ладони, мелко дрожа. Недоуменный взгляд: время еще не вышло, очередь блондина еще не пришла.
Раз - два - раз. У саксофона западает клавиша, а пианино изрядно фальшивит.
Смеясь, рыжий парнишка обнимает сзади, из уст вырывается тихий вскрик неожиданности. В животе неприятно защекотало.
Раз - раз - раз. Мелодия обрывается, а движения давно не вписываются в общий ритм. Платье в груди неимоверно жмет, меж кавалерами назревает драка.
Небо за окном на удивление чисто.

@темы: Проснулся рядом с любимым человеком. Проснулся еще раз.

11:57 

— Боитесь? Она кивнула. — Меня? — Нет. — Города за окном? — Да. Равик закрыл окно.
Эта мелодия...
Она вновь и вновь прокручивается в голове, вновь и вновь заставляет подпевать и закрыть глаза. Она взяла в плен, и претит это сладкое заключение.
Нота за нотой, аккорд за аккордом, звук за звуком.
Зажимаешь уши, в бессилии крича что-то противоположное, а острые когти вонзаются в мягкое дрожащее сердце, заставляя вопить слабый разум в изнеможении.
И так тепло и уютно.
Губы мелко дрожат, вторя словам текста, глаза бегают из стороны в сторону, в поисках спасения.
А этот парнишка, с копной золотистых волос, смотрит пристальным взглядом. Смотрит, не отрываясь, словно изучая. Смотрит, и под гнетом этих карих омутов ощущаешь всю свою порочность.
Смущаешься, а он смеется. Смеется и протягивает ручонки. Смеется, хватаясь пальчиками за твою ладонь.
Он смотрит, смеется, ведет куда-то, а и слова не вымолвит.
Тянешься погладить - рука сквозь проходит, лишь укоризненный взгляд в затылок. Тепло легкими покалываниями оседает на кончиках пальцев, а в воздухе витает запах миндаля и корицы.
Мальчонка встает на цыпочки и обнимает, щекоча сбитым дыханием кожу. Что-то в груди приятно начинает ворочаться, мурлыча.
Он шепчет, шепчет, ни звука не издавая, тянет танцевать, под этот зловещий ритм, и повинуешься, под хруст собственных костей, долго бывших без движения. Повинуешься, под звуки собственной агонии в этом адском танце, а он смотрит, смотрит и смеется.
В волосах мальчишки, словно запутались солнечные зайчики, а глаза приторно-сладкие - медовые.

@темы: Проснулся рядом с любимым человеком. Проснулся еще раз.

19:55 

— Боитесь? Она кивнула. — Меня? — Нет. — Города за окном? — Да. Равик закрыл окно.
И на душе становилось как-то светло и радостно, оттого что белый снег хрустел под мягкими лапами, оттого что легкий морозец ласково пощипывал нос, оттого что на ушах и кончике хвоста таяли, приятно щекоча, пушистые хлопья.
Снежинки весело кружились, вальсируя в лунном свете, а саванна становилась белоснежной, словно молоко, разлитое неуклюжей богиней-матерью на месте млечного пути.
Яркие зеленые глаза пытливо уставились в небо.

@темы: Проснулся рядом с любимым человеком. Проснулся еще раз.

00:10 

— Боитесь? Она кивнула. — Меня? — Нет. — Города за окном? — Да. Равик закрыл окно.
- Я скучал.
Мягкий мурлыкающий голос приятной вибрацией прошелся по телу, увлекая за собой оправданное желание закрыть глаза и полностью погрузиться в этот сладостный плен.
Сколько лет прошло? Сто? Двести? Тысяча?
Такой родной, такой чарующий, как в детстве.
- Я скучал. - повторяет голос и лаского касается губами уха, вызывая новую волну душевной дрожи.
Это было давно и неправда.
Русые мальчишки нетерпеливо теребили подол матери, наперебой выкрикивая что-то и показывая пальцами в небо.
Это было давно и неправда.
Мыльчик с пепельными волосами заботливо обнимает за плечи лежащего на его животе брата, бормоча что-то сквозь дрему и поминутно силясь проснуться.
Это было давно и неправда.
- А ты, братец? - настойчиво повторял голос, а спину под плащем обожгло холодом металла.
Узкое острое лезвие. Теплое расслабленное тело.
Звенящая тишина, немилосердно давящая на барабанные перепонки.
- А ты? - вторило дыхание, лаская шею языками выдуманного им самим пламени.
Я всегда ревновал своего брата.
Когда ему доставались похвалы отца.
Я всегда ревновал своего брата.
Когда он учился чему-либо быстрее чем я.
Я всегда ревновал своего брата. Я его ненавидел.
Небо за окном рассчертила алая полоса заката, а пылинки в комнате сотрясались в бегстве, тревожимые исправной работой легких.
- Я скучал. - шептали пересохшие губы.
- Я скучал.

@темы: Проснулся рядом с любимым человеком. Проснулся еще раз.

главная