Архангельский.
— Боитесь? Она кивнула. — Меня? — Нет. — Города за окном? — Да. Равик закрыл окно.
Пистолет холоден, он лишь механизм, в нём нет персонификации.
А меч — продолжение руки, плоти, я могу передать всю глубину ненависти к противнику, вонзив в его тело клинок своего меча.
Нет большего наслаждения, чем, погружая руку-меч в тело врага, произнести: "Прошу вас умереть".

@темы: Не волнуйся, я не посвящу тебе больше ни строчки.