Архангельский.
— Боитесь? Она кивнула. — Меня? — Нет. — Города за окном? — Да. Равик закрыл окно.
Тот редкий момент, когда у меня хорошее настроение.
Олег уехал, мама тоже тусует со своим мужиком, сижу дома одна. Правда, ни за что не могу взяться. Не то чтобы у меня не было сил, но вот просто никак не могу собраться и все. Хотя простой выход из дома для меня уже является подвигом, после которого я сильно устаю.
Проходила три приема к психотерапевту. Только на третьем я наконец прорвалась поговорить о Козарте, матери и моем отношении к людям в связи с этим. В чем, собственно, вижу основную свою проблему. Не то чтобы я видела какую-то сильную отдачу и мне это помогало, но некоторые интересные вещи о себе подчерпнула. Правда пока не совсем понимаю зачем, так как от этого мне не легче, а иногда и наоборот.
Неосознанно вру ей. Неосознанно вру всем. На самом деле на мне скоро не останется живого места, я искромсала на себе почти все что могла. И да, мне от этого легче.
Открыла скрытые записи. Я не знаю, но либо действительно люди стали относиться ко мне мягче, либо мне так кажется, после того как совершенно незнакомый мне человек пытается мне помочь, пусть и за деньги. Либо просто меня начинает немного отпускать после моего этого марафона, когда мне казалось, что весь мир мой враг и мне здесь не место. Не знаю. Может быть мне все это только кажется и потом я снова все это закрою и скроюсь в себе.
Ну, как я и полагала, все от недостатка любви со стороны родителей. От недостатка их участия в моей жизни. Я, собственно, давно это видела. Где-то с подросткового возраста?
Да, мне пока еще 21. Да, я считаю себя странной из-за своих увлечений. Да, я считаю себя странной из-за своего зашоренного восприятия мира и кривого воспитания. Да, я все еще хватаюсь за лезвие каждый раз, как меня одолевают негативные мысли. Простите.
Чисто машинально делаю вещи, которые должна делать, которые требует делать моя ответственность перед другими.
И я все еще считаю, что меня все бросят. Да, мне говорят, что меня любят, что я нужна. Но я слышу эту байку не первый раз. Я слишком сильно привязываюсь к людям, если все таки решаю это сделать, давайте не надо.
Немного скомканное повествование выходит, но оно у меня такое уже последние несколько лет. Стройные и красивые только первые записи. Боже, как же я сильно скатилась за эти несколько лет.
Я правда пишу в твоем блокноте. Он мне очень нравится и очень дорог. Правда я не оформляю развороты посвященные чему-то, а чаще посвящаю страничку каким-нибудь практическим штукам, типа трекера привычек или каких-то выписок и советов. Мне очень хотелось тебе сказать об этом, не знаю почему. Просто чтобы ты знал, что я правда ценю твой подарок и активно им пользуюсь.
У меня так то с 7 лет всегда были рукописные дневники, правда с появлением у меня интернета и компьютера они немного ушли на второй план, но есть вещи, которые я пишу только туда.
Быть мной это делать 150 масок для лица, пользоваться 7-ступенчатой системой ухода за кожей лица и курить, периодически бросать пить витамины и питаться раз в сутки. Хоть не пью уже 3 недели. В отличие от февраля, когда я напивалась каждый вечер, потому что не могла иначе.
Ручки болят. Кажется, немножко перестаралась и скоро превращу их в фарш :"D Самое некомфортное резать ноги. Там кожа постоянно двигается и больновато. Мне кажется по рукам я просто прошлась по старым ранкам, поэтому так. Хотя я давно не трогала их, в последнее время я методично нарезала грудак. Я буквально поставила на себе крест. И не один хддд Но кстати грудь и заживает быстрее. А еще орудовать лезвием почти не больно. На фоне ножа то. Нож правда оставляет шире ранки и какое-то время я предпочитала его.
Я не верю, что когда-нибудь я прекращу это делать. Я не верю, что у меня вообще есть будущее. У меня нет даже этого ощущения. Мне не кажется, что вот сейчас я лягу спать, а завтра проснусь и завтра новый день.
На заметку себе: у меня все еще нет депрессии в связи с приближающимся днем рождения. Надо будет что ли как-то отметить себе тот день, когда мой ежегодный депрессивный эпизод начнется. Просто из интереса.
Хотя я сейчас уже думаю закрыть запись. Чет я слишком откровенничаю, мне кажется, что если это будут знать другие люди выйдет как-то нездорово. Не знаю пока.
У меня не выходит из головы идея расцарапать себе лицо. Не могу перестать об этом думать уже неделю, если не больше.
Не верю что меня можно любить. Не верю. Просто не верю.
До тех пор пока я сижу дома все хорошо. Но стоит мне выйти куда-то, то все. У меня 150 поводов для самобичевания и я каждый раз смотрю на прибывающий поезд метро и едва сдерживаюсь, чтобы не сделать шаг вперед. Моя жизнь для меня ничего не стоит, и я даже не знаю как если что уговорить себя остаться еще на этом свете. Скоро отмазка "Ну я не могу оставить отца одного" перестанет работать и что тогда?
Все еще ощущаю себя недостаточно плохой для того чтобы получать помощь и сочувствие. У меня все еще хорошо на фоне других, а я разнылась. Никто не должен обо мне волноваться. Я даже не пыталась покончить с собой, серьезно.
Привет, я сейчас довела себя до слез. Но что сделать с тем, что я действительно так считаю? Я даже не могу себе позволить реветь долго, с чувством и в голос, хотя я дома совершенно одна. Ничего не достойна. Ничего не заслужила. Никогда не имела достаточно серьезных проблем или достижений, а чего то тут требует. Даже если нормальные люди не считают это требованиями, мне всегда кажется, что я именно требую чего-то. Гореть мне в аду.
Совсем со своим терапевтом распоясалась. Рассказываю направо и налево о своих переживаниях, чувствах, проблемах. Хотя выслушивать это все должен только терапевт, я ей за это деньги плачу.
Ничего не должна говорить. Так будет лучше. Всем.
Мне надо кого-то ненавидеть и я ненавижу тебя. Так же сильно как и люблю. Мне кажется я сойду с ума, если не буду кого-то винить в своей проблеме. Я и так слишком сильно себя ненавижу, чтобы добавлять еще и эту причину.
Мне все время кажется что я говорю глупости. А я боюсь показаться глупой. Нет, правда, лучше зашить себе рот. Или не выходить из дома, удалить все социальные сети и больше не контактировать с миром.
Постоянно ловлю себя на мысли, что надо оставить записку со своими паролями для близких. Чтобы если я вдруг не выдержу уже наконец, они могли пользоваться моими вещами. Правда если я так сделаю, у меня будет еще больше причин наконец шагнуть под поезд или просто из окна. Благо живу на девятом этаже.
Мы с мамой больше не обнимаемся. Она даже не пытается это сделать. Все и правда исходило только с моей стороны?
Как же я хочу, чтобы меня любили. Но я всегда буду где-то позади. На первом месте, конечно, всегда будет любимый человек. Мне не хватает слов, чтобы передать, как я от этого устала. Я хочу, чтобы у меня была мама. Мне не нужен человек, который будет меня любить в романтическом плане. Я не верю в романтику. Я хочу знать, что я могу в любой момент без зазрения совести позвонить кому-то и он меня поддержит. Я хочу знать, что кто-то всегда обо мне думает и всегда утешит. Я так позволяла себе нагружать только тебя. Ты был для меня той самой мамы, которой у меня никогда толком не было. И ты так развернулся и ушел.
Но как меня могут любить другие люди, если я не нужна собственной родной матери?
Если у кого-то появляется любимый человек, я мгновенно ставлю на себе крест. Я вычеркиваю себя из жизни этого человека. Я для него обуза, я больше не имею права требовать с него столько внимания, сколько пыталась добиться раньше.
Можете мне не врать. Я видела только один пример, когда друзья действительно важнее партнера.
Какая же я жалкая. Как я должна любить себя, если меня не любит моя собственная семья? Если я балласт для родителей?
Это все ужасно, ужасно, ужасно. И вот сейчас, высказывая все это, или обсуждая все это в диалоге, я вешаю на вас определенные обязательства в итоге. А я не хочу этого. Даже если мне начнут говорить, что это не так, я не поверю.
Я не могу каждый раз бередить эту рану. Но все равно это делаю. Машинально, неосознанно или тупо потому что это моя главная проблема, которая болит куда сильнее порезанных частей тела. Каждый раз мне все невыносимее это терпеть, пожалуйста, либо разрешите мне уже умереть, либо пропишите мне что-то, что сделает из меня овоща.